В феврале этого года актер Билли Портер шокировал публику, появившись на церемонии вручения премии «Оскар» в платье. Однако в конце июня стилист Портера Сэм Ратель заявил, что в этом нет провокации, ведь в платье ходил сам Иисус Христос. Мы разобрались в истории взаимоотношений мужчин с платьями и юбками.

Почему нет ничего странного в том, что мужчины снова носят юбки

В феврале этого года американский актер Билли Портер шокировал публику, появившись на церемонии вручения премии «Оскар» в платье с пышной юбкой и корсажем, оформленным как смокинг, от дизайнера Кристиана Сириано. Наряд исполнителя многим показался эпатажным, ниспровергающим основы и даже политически и социально тенденциозным. Мол, продвигается тренд гендерной нейтральности, размывание различия полов и тому подобное вольномыслие.

Однако в конце июня стилист Портера Сэм Ратель заявил в интервью GQ, что в этом нет никакой провокации, ведь в платье ходил сам Иисус Христос. Мы проверили высказывание Рателя на правдивость, разобрались в вопросе и выяснили, что мужчины носили похожую на платья и юбки одежду еще тысячелетия назад без ущерба для своей мужественности — скорее наоборот.

Если посмотреть на археологические реконструкции одежды первых представителей homo sapiens, то становится ясно, что, даже овладев умением сшивать шкуры животных, наши предки далеко не сразу пришли к идее современных штанов. Долго одежда мужчин, как и одежда женщин, представляла собой нечто вроде юбкообразной драпировки на поясе и накидки из шкур на плечах. В жарких странах вместо шкур в ходу были юбки из травы или листьев — собственно, нечто подобное можно увидеть и в наши дни у традиционных племен Африки или Океании.

Позже, научившись выделывать сначала грубые, а затем и тонкие ткани, земледельцы — начиная с древних египтян, что легко можно определить по фрескам в гробницах — носили те же самые «юбки»-драпировки. Едва ли не единственным отличием женских одеяний от мужских была их длина. Мужчинам приходилось много физически работать, а также сражаться, поэтому их одежда была закономерно короче женской. При этом никакого морального и тем более нормативного запрета на обнажение мужских ног (в отличие от женских) не существовало.

Можно сказать, что штаны появились как своеобразный ответ на различия в образе жизни между оседлыми земледельцами и кочевниками-скотоводами. Скотоводам приходилось много времени проводить в седле, а это гораздо удобнее делать в штанах. Это подтвердит любой, кто пробовал ездить верхом (а особенно — в примитивном седле или вовсе без такового) в короткой юбке на голое тело. Тем, кто не пробовал, лучше и не пробовать: кожа с внутренней стороны бедер, колен и голеней будет заведомо сильно травмирована.

Почему нет ничего странного в том, что мужчины снова носят юбки
Короткие перехваченные поясом туники носили и воины Древней Греции. Вообще говоря, именно в античном мире произошел раздел между носителями штанов и условных «юбок» не только по фактору сельскохозяйственной практики, но и по региону проживания и соответственно климату. «Северные варвары» — жители Западной, Центральной и Восточной Европы — были по большей части землепашцами, но сильный холод и глубокий снег зимой в какой-то момент заставили их надеть штаны, которые изрядно смешили просвещенных южан. Один из древнеримских историков примерил варварские штаны и был вынужден признать, что «для всадника такая одежда хоть и смешна, зато удобна».

Но благословенный климат Средиземноморья благоприятствовал юбкам и их подобию. В Древнем Риме воины носили короткие туники, поверх которых надевалась еще одна «юбка» из полос кожи с нашитыми на них металлическими пластинами, защищавшими от ударов мечом. Официальное одеяние правящего римского слоя, патрициев и сенаторов — тога — напоминала скорее не юбку, а длинное платье в пол из дорогой ткани с символической красной каймой. Она отчасти напоминала индийское женское одеяние сари: в обоих случаях длинный свободный конец драпировки закидывался на плечо.

Таким же принципом драпировки пользовались для своего одеяния — килта — вполне мужественные шотландские горцы. Не исключено, что они переняли эту манеру у римлян, пытавшихся завоевать их край. С другой стороны, нельзя исключать, что банально сработало прагматическое правило удобства. Лингвисты выводят слово «килт» из древнеисландского kjilt («складчатый») — вот и третья версия происхождения «шотландской юбки». Дополнительным доводом в пользу мужественности «килтоносителей» служит тот факт, что килт носили с гетрами, за которые закладывали нож, как закладывали его в сапог те, кто носил сапоги. Именно так нож носили, когда приходили с миром: оружие было на виду, что исключало вероломные намерения.

Каким был килт в седой древности, со всей достоверностью сказать нельзя, но основная его идея, вероятно, была близка к нынешней: это длинный кусок шерстяной (в старину домотканой) ткани из разноцветных заранее окрашенных нитей — тартана, который оборачивали вокруг талии. Так называемый Большой килт (на местном наречии Breacan Feile) был длиной несколько метров: полотнища хватало, чтобы замотать талию и накрыть плечи. Малый килт, собственно «юбка», был уже короче. Закреплялось все это ремешками, пряжками, а спереди вешалась поясная сумка-спорран из кожи с металлическим декором.

В XVII столетии англичанин описывал шотландский килт как вполне себе мужскую одежду: «Он не стесняет движений и позволяет привычному к нему человеку с легкостью преодолевать тяготы похода: долгие и быстрые переходы, суровую погоду, переправы через быстрые реки. В килте удобно как в лесу, так и дома. Он подойдет там, где обычная одежда не подходит». Существуют исторические легенды, что в особо жарких (во всех смыслах) битвах шотландские горцы скидывали килты и сражались в одних рубахах. Такую историю, в частности, рассказывают о битве при Килсите в августе 1645 года, когда шотландцы и ирландцы маркиза Монтрозы вышли против вдвое превосходящего их британского войска Уильяма Бейли, скинули килты и победили в рукопашном бою.

Арабы и другие жители Малой Азии мужского пола тоже ходили и ходят до сих пор в длиннополых рубахах — джеллабах (халатах с капюшонами), камизах (верхних сорочках), а также драпированных одеяниях из белой ткани — ихрамах (их надевают только во время хаджа — паломничества в Мекку). Подобные одеяния, правда, в сочетании со штанами, были приняты и в Османской империи: достаточно вспомнить традиционную пляску «танцующих дервишей» в белых одеяниях.

Подобные «юбки» носят сейчас и представители народа, столетиями подчинявшегося туркам, — новогреки. Эта одежда называется «фустанелла» и была принята не только у греков, но и у других балканских народов, однако сейчас известна именно потому, что после освобождения Греции стала частью церемониальной формы гвардейцев-эвзонов. Пышная юбка имеет символическое значение: белый цвет знаменует чистоту намерений воина, застроченные 400 складок — число лет османского владычества, в итоге свергнутого. На юбку уходит отрез ткани длиной около 30 метров.

Юбки носят и в Юго-Восточной Азии. Там это одеяние, как правило, шьется из легкого набивного хлопка, который хорошо пропускает воздух, что очень важно в жару. У бирманцев, населения нынешней Мьянмы, мужчины и женщины носят сходные юбки, называемые пасоу (или пасхоу). Женская запахивается на боку, как саронг, мужская стягивается узлом на талии спереди. Бирманцы при необходимости перехватывают подол пасоу между ногами и закрепляют на поясе, превращая юбку в импровизированные штаны.

Местные обычаи использовали в своих целях христианские миссионеры. Во время колонизации Фиджи прибывшие с островов архипелага Тонга священники предписали своей новообращенной пастве ношение приличия ради особых юбок, названных сулу. Сулу изначально носили христиане, сейчас это часть школьной, военной и чиновничьей формы. Длина варьируется — от середины голени до щиколоток.

При этом в традиционном христианском мире от раннего Средневековья и на протяжении почти всего прошлого тысячелетия — переодевание в несвойственную полу одежду в целом не приветствовалось. Для женщин оно временами считалось грехом, караемым смертью, а временами — просто грехом, требующим строгого покаяния. Скажем, именно переодевание в мужские штаны и латы было в числе обвинений Жанны д’Арк на процессе, завершившемся ее казнью. Травести-игры допускались только на святочных карнавалах, корни которого восходят к язычеству. Что характерно, христианские священники (как католические, так и православные) при этом носят рясы, напоминающие платья. Католики стягивают их поясом, иногда так делают и православные. От этого традиционное облачение, своей формой восходящее к одеждам, которые носили в новозаветные времена в Палестине, еще больше напоминает платье.

Тем не менее намеренное переодевание мужчин женщинами (за вычетом случаев спасения жизни или шпионской службы), как и переодевание женщин мужчинами, считалось грешным и неправильным. Как правило, одевались в женское платье с комической целью актеры, комедианты и скоморохи, которых долго даже не хоронили в церковной ограде, как заядлых грешников.

Позже нравы смягчились и применительно к актерам в том числе. И в XIX, и тем более в XX столетии было много травести-комедий — как театральных постановок, так и фильмов вроде «Некоторые любят погорячее» (в нашем прокате — «В джазе только девушки»). Но в целом среди европейцев и североамериканцев ношение платья или юбки было не принято — за исключением разве что уже упомянутого килта, который в особых случаях надевает даже наследник британского престола принц Чарльз и его сыновья, принцы Уильям и Генри.

Можно сказать, что в относительно повседневный обиход в Европе и Америке юбку вернули тренд к метросексуальности и мужская самоирония. Например, в 2013 году шведские машинисты, спасаясь от необычайной для их страны летней жары, обратились к руководству с просьбой разрешить носить на службу шорты. Дирекция отказала, сославшись на нормативные правила работы, где был прописан запрет на ношение шорт. Остроумные и находчивые шведы явились на работу в юбках: юбку правила не могли запретить, чтобы не ущемлять права женщин. Аналогично поступали и служащие других европейских компаний — так, недавно это сделал голландец Пим Стинберген. Как правило, их поступки действовали на руководство просветляюще: оно сразу смягчало правила. И действительно, к чему в демократической стране правила дресс-кода, дискриминирующие в ту или иную сторону по признаку гендера? Женщинам разрешили брюки, так к чему мужчинам запрещать юбки?

В современном мире гомофобия, с которой обычно связано презрение европейских мужчин к женской одежде на представителях сильного пола, считается дурным тоном, и надеть юбку можно, например, в шутку или желая привлечь внимание стрит-фотографов. Метросексуал отнюдь не обязательно гомосексуал, а почему бы не продемонстрировать публике красивые мужские ноги в жаркий день? Такой возможностью пользуются модники, позирующие стрит-фотографам на неделях моды или на fashion-выставках вроде Pitti Uomo во Флоренции.

Почему нет ничего странного в том, что мужчины снова носят юбки

Предтечей «юбочного» течения в мужской моде был в конце 1970-х стилист Рей Петри. Следом за ним юбки появились на подиумах показов мужских коллекций британской бунтарки Вивьен Вествуд (она, кстати, любит тартан и в женских коллекциях), японских деконструктивистов Йоджи Ямамото и Реи Кавакубо, у экстравагантных Жан-Поля Готье и Джона Гальяно. Американский модельер Марк Джейкобс часто ходил и ходит в юбках разного фасона (к слову, он открытый гей, но дело совсем не в этом: ему просто нравятся юбки). Знаменитый британец Александр Маккуин пришел в килте на бал Института костюма музея Метрополитен MET Gala.

Появляется мужская юбка и на сцене: брутальный репер Канье Уэст предпочел как-то кожаную модель, Джаред Лето — почти классическую версию в сочетании с брюками. Но круче, чем пышное платье Билли Портера, мужчины платьев еще не заказывали. Впрочем, в нашем мультигендерном мире все еще впереди.