В 1977 году была снята легендарная комедия о приключениях провинциального грузинского летчика, который мечтал вернуться в большую авиацию.
Картину снимали, конечно, в Грузии. Создатели рассказывали, что специально перед съемками они отправились на машине по стране выбирать подходящие места. Режиссер Георгий Данелия делился, как нашел деревушку, в которой захотел снять дом главного героя Мимино.
«Из Омало была видна деревня Шинако со старинной маленькой церквушкой. <…> Между Омало и Шинако — ущелье. Дом Мимино я хотел снять там, и мы с Толей Петрицким на игровом вертолете слетали посмотреть. Деревня нам понравилась».

«Электричества в деревне не было, и крестьяне все время выпрашивали у нас керосин. А поскольку они помогали нам (дали ослика, чтобы возить аппаратуру, снабжали продуктами), отказать им мы не могли».

Во время съемок в Верхней Тушетии по горам разнесся слух, что приехал сам Кикабидзе, и пастухи стали приезжать, чтобы проявить уважение любимому певцу. Они ехали издалека, иногда на дорогу могли потратить целый день. После съемок пастухи предлагали Кикабидзе выпить чачи, отказываться он не мог, хоть и пытался. Говорил, что у него болит печень или что завтра ранние съемки. На это ему отвечали, что чача — лучшее лекарство от всего.

«Но как-то вижу: у костра два пастуха пьют чачу, а Буба — лимонад. Я присел к ним, плеснул себе в стакан, чтобы чокнуться. Хотел плеснуть и Бубе, но пастухи закричали: «Бубе не наливай! Ему нельзя!». На следующий вечер такая же картина. Утром я спросил у Бубы, как он этого добился. «Они думают, что у меня триппер. Я сказал одному по секрету»».

«Московские» же эпизоды снимали в тридцатиградусный мороз: Кикабидзе был в плаще, а Мкртчян — в курточке. Чтобы согреть актеров, Данелия водил их к себе домой кормил обедом и поил чаем.

Кстати, сначала фильм назывался «Ничего особенного», и так проект был заявлен в Госкино. Во время съемок Данелия решил назвать картину словом «мимино», которое по-грузински значит «сокол». Однако в Госкино никто этого не понял, кроме председателя. Он готовил фильм к показу на Московском международном кинофестивале и сказал, что картина не может называться «Ничего особенного», именно поэтому утвердили «Мимино».